суббота, 18 апреля 2015 г.

Россия этого боится. Как открытие украинских архивов отразится на РФ.


Специалист по советским репрессиям, историк Никита Петров рассказал, что раскрытие украинских архивов означает для жителей России. И почему российские архивы в ближайшее время не будут рассекречены.


 По теме- Відкриті архіви радянських спецслужб: питання та відповіді.
Верховная рада Украины 9 апреля приняла закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917–1991 годов». Все документы, связанные с репрессиями, нарушениями прав и свобод человека, передадут в государственный архив Института национальной памяти Украины. Возможность изучать их получат все желающие, в том числе и российские историки. Журналист «Медузы» Александр Борзенко узнал у специалиста по советским репрессиям Никиты Петрова, что раскрытие украинских архивов означает для жителей России — и почему российские архивы в ближайшее время не будут рассекречены.
— Открытие украинских архивов — насколько крупное событие для историков?
— Это, конечно же, очень важное и очень большое решение Верховной рады — открытие всех материалов, архивов органов госбезопасности, которые действовали на территории Украины. Многое было сделано еще при президенте [Украины Викторе] Ющенко, но сейчас речь идет о раскрытии всех документов — в том числе дел агентов, материалов оперативных разработок. Раскрываются так называемые «досье» — сведения о неугодных гражданах, которые собирали советские спецслужбы.
В истории должны быть видны все те, кто творил злые дела. Это важно для научной разработки и понимания, чем была советская власть, чем был советский репрессивный режим в его даже, я бы сказал, достаточно умеренных формах, как это было при Брежневе и последующих генсеках. Чем больше у нас материалов, тем яснее мы можем понять и оценить механизмы политической власти, принятия решений и государственного подавления всего того, что государство считало вредным, лишним и ненужным. Без раскрытия архивов спецслужб это понимание невозможно.
Мало смотреть только на партийные решения, на решения партийных органов, многие из которых, кстати говоря, в России до сих пор являются секретными — я уж не говорю об архивах госбезопасности, которые практически недоступны для независимых исследователей. Украина делает важный шаг вперед, который уже сделали многие страны бывшего социалистического блока.
— Есть какие-то эпизоды в советском периоде истории Украины, где особенно не хватало архивного материала?
— Архивного материала не хватало везде. Даже если мы говорим о событиях, которые нам более или менее известны. Открытие материалов госбезопасности расширяет наши знания о тайных пружинах репрессивных механизмов. Мы знаем, как, в общих чертах, происходило то или иное событие, с чего началось и чем закончилось, но мы не знаем всех действующих лиц и их роли.
Историки, может быть, не сделают глобальных открытий, получив доступ к новым материалам, представление о природе советского строя вряд ли перевернется, оно более или менее уже сформировалось. Но открытие архивов важно не только для историков — это важно для общества, для морального очищения после того периода, который мы называем советским и тоталитарным. Открывать архивы нужно для того, чтобы показать роль всех и каждого.
— И что — сейчас может оказаться, что некоторые люди при позднем СССР сотрудничали с КГБ, а сейчас занимают важные посты?
— Нет, скорее всего. Все-таки после исчезновения СССР уже 25 лет прошло, многих высокопоставленных в то время людей уже просто нет в живых. Дело не в сведении счетов, а в наведении определенного, я бы сказал, морального порядка в обществе. Люди, которые тайно сотрудничали с советским режимом или втайне творили какие-то злые дела, они ведь, на самом деле, внутреннее сами себя уже давным-давно наказали. Ведь они после 1991 года жили со страхом постоянного разоблачения — это хуже разоблачения.
— В таких случаях часто говорят об опасности начала охоты на ведьм. Может, виновников нет в живых, но есть их родственники.
— «Охота на ведьм» в данном случае — это демагогический и ложный посыл, это подмена понятий. «Охота на ведьм» — это преследование невиновных. Ведьм не существует в природе, значит борьба с ними — это заведомо борьба с невиновными просто на основе каких-то подозрений. Сейчас мы говорим об открытии объективного исторического материала, ведьмы тут ни при чем. Ведьм жгли на кострах, топили в реках, там речь шла о расправе — здесь ни о какой расправе речи нет. Просто открывается то, что прятали от людей.
Взаимоотношения граждан и госбезопасности в советское время — это не частное дело граждан, это ведь то, что делалось на государственные деньги за счет налогоплательщика, то есть от имени государства, от имени всех нас. И если какой-то офицер госбезопасности получал согласие от кого-то на тайное сотрудничество, он действовал от нашего с вами имени, и мы в конце концов вправе знать, как и во имя чего это делалось, не нарушались ли при этом те же самые советские законы (а часто выясняется, что нарушались, что людей принуждали к тому, чтобы они тайно сотрудничали с органами госбезопасности). И вот чтобы этого не повторялось, такие вещи, конечно же, нужно показывать принародно; что и называется люстрацией.
— Архивный материал очень сложный. Сведения ведь нужно еще как-то донести до широкого круга. Правильно я понимаю, что само по себе открытие архивов — это только первый шаг?
— Разумеется. Во всех странах, которые открывали архивы, были приняты механизмы ознакомления людей с материалами — кое-где это проходило успешно, кое-где не очень. Скажем, достаточно безупречно выглядит механизм открытия архивов «Штази» в Восточной Германии. Юстиция новой Германии стояла на позиции, что человек, против которого работала госбезопасность, в праве это знать, и в том числе он вправе знать, кто отравлял ему жизнь.
— В России ситуация с открытостью архивов несколько иная, но все-таки документов, свидетельствующих о преступном характере советской власти, о массовых репрессиях — достаточно. Однако никакого перелома общественного сознания и переворота во взгляде на советское прошлое мы не наблюдаем.
— Ну, во-первых, я бы не сказал, что ситуация в России поддается описанию словами «несколько иная». Она кардинально иная. На самом деле, российские граждане не имеют доступа к огромному количеству архивных документов, которые принадлежат силовым ведомствам — МВД, Министерству иностранных дел, Службе внешней разведки, Министерству обороны, ФСБ и т. п.
В ведомствах мы видим злобное нежелание открывать документы, хотя это нежелание противоречит законам — о гостайне, о 30-летнем сроке засекречивания и других законах, которые гарантируют россиянам доступ к архивам. Я уж не говорю о том, что был принят закон об оперативно-розыскной деятельности, который возводит работу агентуры в ранг государственной тайны — но он не должен распространяться на подобные сведения советской эпохи. У нас есть все законные основания открывать материалы до 1991 года, но российское государство этого не желает.
— Но какие-то документы все-таки публикуются и сейчас?
— Да, многие документы опубликовали, кое-что публикуется и сейчас, но вот вопрос: почему это не стало фактором общественного сознания? Многие директивные документы о преступных решениях советской власти опубликованы, но есть и частность, есть и роль того или иного персонажа, есть материалы, связанные с той или иной операцией госбезопасности или репрессивной компанией, которые до конца не открыты.
Ведь еще столько документов, к сожалению, сохранили гриф секретности, которые касаются Большого террора 1937–38 годов. Российская сторона до сих пор секретит какие-то документы, связанные с репрессиями против граждан других стран — например, постановление о прекращении Катынского дела, где ясно и очевидно была продекларирована главной военной прокуратурой вина Кремля и вина Советского Союза; оно, тем не менее, считается секретным только для того, чтобы наш народ его не читал. Чтобы не было очевидных доказательств и свидетельств советской вины и советской преступной политической практики.
То же самое относительно 1945 года — тех преступлений, которые совершали органы СМЕРШ, например, в ходе облавы в Августовских лесах, когда 575 польских граждан были тайно, без суда убиты, и до сих пор Россия не соизволила сообщить место, где, собственно говоря, захоронены тела этих убитых. Это преступление? Да, но Россия покрывает такие сталинские преступления.
— Почему то, что было опубликовано, не стало поводом для перелома общественного сознания?
— Это вопрос: почему так мало людей осознали, что советский режим строился исключительно на репрессиях, страхе репрессий, принудительном труде? Людям не хочется лишаться приятных иллюзий, которые у них были: о неком бесконфликтном прошлом, о том, что оно было хорошим.
Сталин нарушал законы той страны, которой руководил, то есть он преступник, и документов, доказывающих это — море. Но стали ли они основой для какого-либо судебного вердикта в отношении советского режима и его правителей? Нет, не стали. А в Украине такие решения уже были приняты — в отношении Голодомора, например.
— С какими трудностями встречается человек, который хочет посмотреть дело против своих родственников в российских архивах?
— Если речь идет об уголовном преследовании, то, в случае реабилитации этого родственника человек может получить и посмотреть дело. Но и то — выдают такие дела, часто закрывая какие-то важные страницы, все время пытаясь что-то прятать, чем вызывают у нормального гражданина реакцию отторжения и негодования. Некоторых людей не репрессировали, но преследовали — и в архивах лежат материалы их оперативной разработки. Например, писателя Солженицына просто выдворили.
Спецслужбы разрабатывали академика Сахарова, писателя Войновича и многих других — так вот, подобных дел в архивах госбезопасности никому не дадут. Скажут: у нас нет закона, который позволял бы выдать такие документы. У нас на государственном уровне отрицается право гражданина знать, какие тайные действия госбезопасность предпринимала против него и его семьи. Государство и его тайны поставлены выше человека — если тебе сказали, что не надо тебе всего этого знать, сиди дома, и не выступай.
— А если родственник не был реабилитирован?
— Если не был реабилитирован, то, согласно российскому нынешнему законодательству, через 75 лет дело доступно любому. А до истечения 75-летнего срока родственники имеют полное право настаивать на ознакомлении с делом, например, чтобы подготовить протест для судебной реабилитации.
Но, к сожалению, архивы нынешние сделают все, чтобы не выдать такое дело и не помогать родственнику в его хлопотах по реабилитации. Хотя, на самом деле, формально каждый имеет право и сам прийти, и адвоката прислать для ознакомления с подобным делом, потому что оно является с точки зрения закона «непрекращенным», то есть обвинения остаются в силе, к ним всегда можно вернуться и пересмотреть их, а для этого дело тоже должно выдаваться. Каждый раз нужны героические усилия, чтобы пробить бюрократическую стену.
Есть закон, который дает права ознакомиться с делами на репрессированных, и есть практика, ни во что эти законы не ставящая. Сто причин будет изобретено, чтобы вам эти дела не давать. Вы, конечно, можете настоять, но вам придется потрудиться, чтобы вам эти дела выдали. Иногда даже с привлечением судебной процедуры приходится людям действовать, чаще они даже проигрывают эти суды — мы не знаем так много случаев, когда эти суды выигрывались.
Мемориальный комплекс жертвам коммунистического террора "Быковня", Украина. Фото: Глеб Гаранич / Reuters / Scanpix

— Может ли открытие украинских архивов частично снять проблему с засекреченностью некоторых российских документов? Могут ли сейчас историки надеяться, что они получат сейчас в украинских архивах какие-то бумаги, которые не могли открыть в России?
— Могут. В украинских архивах историки смогут ознакомиться с этими документами. Но в России с таких бумаг не снимут гриф секретности под тем предлогом, что они уже где-то рассекречены. Совсем недавно был случай, когда российский историк и исследователь Сергей Прудовский писал заявку в центральный архив ФСБ о рассекречивании так называемого закрытого письма к харбинскому приказу от сентября 1937 года; письма, которое обосновывало репрессии и массовые операции против граждан по подозрению в «японском шпионаже».
Это была массовая операция НКВД, когда многие и многие тысячи людей пострадали. Так вот, ему отказали в рассекречивании в Москве. Меж тем, этот документ в Киеве был рассекречен еще в 2009 году, и его можно найти в интернете. Это никак не повлияло на позицию московского суда, который отказал в признании незаконным решения о продлении секретности «закрытого письма о харбинцах», принятом ФСБ и Межведомственной комиссией по защите гостайны.
И Верховный суд абсолютно спокойно сказал: а этот документ к репрессиям отношения не имеет. Хотя если проанализировать «закрытое письмо», становится очевидно, что оно полностью фальсифицирует события, возлагает вину в шпионаже на честных людей. Ведь люди, которые перечислены в этом приказе, реабилитированы — значит, обвинения против них признаны ложными. Значит, этот документ является свидетельством репрессивной кампании, и согласно нашему законодательству он должен был быть рассекречен. Но на это плевали наши российские суды.
— А на что обычно ссылаются архивные ведомства и просто ведомства? Это личная тайна или угроза национальной безопасности, в чем формальный повод? Или никто ничего не объясняет?
— Нет, личная тайна как раз и кончается после 75-летнего срока. Казалось бы, архивам ссылаться уже больше не на что — надо давать. Но начинают изобретать всякие уловки типа подзаконных актов, как регламент 2006 года об архивно-следственных делах на реабилитированных, которым не предусмотрена выдача дел нереабилитированных.
А на самом деле этот регламент вообще не касается нереабилитированных, доступ к делам нереабилитированных регулирует просто закон об архивном деле РФ 2004 года. Но чиновники, которые сидят в архивах, включают бюрократическое непонимание: а вот у нас здесь не написано, поэтому не даем. Конечно, некоторые особо отчаянные пытаются их дисциплинировать с помощью судов — не всегда получатся, как я уже говорил.
— Насколько можно сравнивать открытие украинских архивов с открытием архивов «Штази»? Когда открывали архивы «Штази», все побежали узнавать, кто на тебя донес, не был ли твой сосед, друг, брат тем, кто сдавал тебя внештатным сотрудникам «Штази». Там этот институт внештатных сотрудников был чрезвычайно распространен. Насколько такой интерес сейчас актуален — узнать, кто на тебя донес?
— Знаете, если говорить о советском времени, по прошествии 25-летнегосрока это уже мотив не первостепенный — все-таки, заметим, что архивы «Штази» открывались в непосредственной исторической близости от крушения ГДР. А архивы советской госбезопасности, которые будут открывать сейчас на Украине или, как мне о том мечталось бы, в России, они, конечно, не представляют уже такого животрепещущего сегодняшнего интереса.
Это уже больше академический, исторический интерес, но это все-таки и интерес публичный, потому что мы помним события 1980-х годов, и в Украине эти репрессии происходили, довольно много людей пострадало от деятельности КГБ. Так что это не главный будет мотив, но он тоже важен, его отрицать нельзя.
Получается так, что все страны вокруг нас переосмыслили советское прошлое, одни мы не желаем, держимся за него и находим в нем какой-то материал для исторического вдохновения. Вот это и говорит о том, что мы задержались в прошлом, и Кремль умело использует эту ностальгию, пытаясь подпитывать ее, с одной стороны, сказками о советском величии, а с другой стороны — не желая открывать какие-либо дополнительные архивные коллекции.
Россия не решается назвать Сталина преступником, а заигрывает с исторической темой. Это бездумное прославление 1945 года, когда надо понимать, о каких жертвах идет речь, когда надо понимать, о каких политических режимах, которые Советский Союз установил в странах Восточной Европы, идет речь. Это были репрессивные режимы, никто нам за это не может быть благодарен, а мы удивляемся: как так — всех освободили, а нам и спасибо не говорят?
Это и есть когнитивный диссонанс, мы никак не можем совладать с пониманием: а как это выглядело на самом деле в глазах остального человечества — все то, что мы делали?
Нарушены логика и здравый смысл. Источник власти в России — народ, он создает государство и ему делегирует свои полномочия. Это не мы для государства, это государство для нас. Но мы не хозяева в своем государстве — вы же видите, какие вещи происходят сегодня в России. Разве граждане на референдуме решали, чтобы вводилось эмбарго против продуктов, которые поступали к нам с Запада? Нет, правительство взяло и ограничило — и все, и неважно, что кому-тоот этого плохо, граждан никто не спрашивал, понимаете? Это наша сегодняшняя политическая практика.
— Если откроются архивы, и поедут туда историки, и это будеткак-то разумно публиковаться, это хоть как-то именно на общественное сознание может повлиять? Или это уже пройденный этап?
— Поедут и будут. Научный туризм, конечно, будет процветать, потому что открытие архивов — это всегда праздник для людей, которые занимаются историей, это всегда замечательное событие — расширить свой кругозор и обогатить знания. В России сейчас наблюдается обратная тенденция: в России иностранцам просто чинят препятствия для работы в библиотеках и архивах, придираясь к тому, что у них, к примеру, туристическая виза.
Мне кажется, российское законодательство абсолютно извращает все то, что должно быть на самом деле. Если человек приехал по туристической визе, он имеет право ходить в музей. Тогда возникает вопрос: почему он не имеет права ходить в архив? Это то же самое получение знаний — что архив, что музей, что библиотека. Это его частное дело. деньги, наоборот, он их тратит на копии (а в наших архивах это дело дорогое). Ни в одной стране такого нет — вы можете в любую страну Европы приехать по туристической визе и заниматься в архиве, пополнять свои знания.
Александр Борзенко, опубликовано в издании  MEDUZA

пятница, 17 апреля 2015 г.

Відкриті архіви радянських спецслужб: питання та відповіді.


Україна відкриває доступ до документів тоталітарного комуністичного режиму, користуючись успішним досвідом європейських країн.

Генеральний секретар Ради Європи (2004-2009) Террі Девіс називає відкриття доступу до архівних документів одним із засобів запобігання міжкультурних й міжрелігійних конфліктів і зміцнення соціальних зв’язків.
У Європейському Союзі перший міжурядовий стандарт, що регулює архівну політику й практику, був ухвалений півтора десятиліття тому.
Україна також рухається до унормування архівної політики щодо матеріалів колишніх режимів. 9 квітня цього року Верховна Рада ухвалила законопроект №2540 "Про доступ до архівів репресивних органів комуністичного тоталітарного режиму 1917-1991 років".


За новим законом усі архіви радянських репресивних органів будуть відкриті. Сучасні силовики позбудуться зв’язку з радянськими репресивними органами.
Встановлюється європейський принцип, за яким закон може обмежувати доступ до інформації, але не до документа; відповідальність за поширення інформації нестиме той, хто її оприлюднив, а не архівіст.
Усі архівні документи репресивних органів комуністичного тоталітарного режиму 1917-1991 років повинні бути передані до Галузевого державного архіву Українського інституту національної пам’яті (ГДА УІНП).
Схожі архіви є в Німеччині, Румунії, Угорщині, Литві, Латвії, Естонії та інших країнах. Зупинімось детальніше на трьох прикладах – чеському, словацькому та польському.
 У Чехії 8 червня 2007 року було засновано два державних органи - Інститут дослідження тоталітарних режимів та Архів органів безпеки. Цей другий отримав спеціальний статус у мережі публічних державних архівів.
З 1 лютого 2008 року Архів взяв відповідальність за архівні матеріали і документи, надані Міністерством внутрішніх справ, Міністерством оборони (в тому числі військовою розвідкою), Міністерством юстиції, Управлінням зовнішніх зв'язків та інформації та Службою інформаційної безпеки.
Лише за шість місяців було вирішено питання залучення матеріальних і нематеріальних ресурсів, набору працівників, перенесення архівних матеріалів та організації інформаційних систем.
Завдяки загальній інвентаризації матеріали окремих колекцій поступово переглядаються та уточнюються, тому після її завершення буде відома остаточна кількість архівних колекцій і їх точний обсяг.
У Словаччині Інститут національної пам’яті (ÚPN) заснований за законом "Про доступ до документів, пов’язаних із діяльністю служб державної безпеки в 1939—1989 роках…" 2002 року.
Архівний підрозділ ÚPN заснований у липні 2003 року та отримав документи від спецслужб та правоохоронних органів до 2005 року.
У Польщі процес збирання документів розпочався 2000 року. Власне Законом, що передбачав передачу документів було визначено час - 6о днів, однак у зв’язку із великим масивом матеріалів процес тривав дещо довше.
Активна фаза цього процесу тривала до 2003-го, хоча аж до сьогодні до архівного підрозділу Інституту національної пам’яті надходять нові матеріали.
До кінця 2012 року було зібрано понад 90 тисяч погонних метрів матеріалів. Третину становлять матеріали Бюро розкриття та архівації документів (BUiAD) у Варшаві, дві третини – матеріали Окружних бюро розкриття та архівації документів (OBUiAD) та місцевих бюро.
Отже, ухвалений Верховною Радою України закон заснований на успішній європейській практиці.
Проте звістка про відкриття доступу до архівів радянської доби породила низку міфів і безпідставних побоювань. Спробуємо відповісти на найпоширеніші з них.
Чи перестануть існувати галузеві державні архіви Служби безпеки України, Міністерства внутрішніх справ та Служби зовнішньої розвідки?
Не перестануть.
Закон передбачає виведення з-під відома сучасних спецслужб та правоохоронних органів та передачу до Галузевого державного архіву лише історичних документів радянського тоталітарного режиму.
Архіви періоду незалежності (з 1991 року) залишаться у спецслужбах і правоохоронних органах і поповнюватимуться новими матеріалами.
Чи заберуть документи з обласних і центральних державних архівів до Києва? Чи буде можливість досліджувати матеріали в регіонах?
До ГДА УІНП будуть передані матеріали з архівів СБУ, МВС та СЗРУ, а також порівняно невеликі фонди з архівів Міністерства оборони, Мін’юсту, органів прокуратури, пенітенціарної, прикордонної служб та судової адміністрації.
Передачі матеріалів із обласних і центральних державних архівів закон не передбачає.
Документи репресивних органів радянського періоду залишатимуться в них і надалі, однак закон спростить доступ до них.
Регіональні архіви тимчасового зберігання документів, що знаходяться в обласних управління СБУ, МВС та СЗРУ, будуть передані до УІНП.
Питання, де матиме ГДА УІНП регіональні філії зараз опрацьовується на рівні Кабінету Міністрів.
Успішність такої моделі підтверджує польський досвід: наприклад, Бюро доступу та архівації документів у Варшаві – архівний підрозділ Інституту національної пам’яті, який разом із одинадцятьма регіональними відділеннями  входить до структури департаментів ІНП.
Регіональні бюро знаходяться у Білостоці, Гданську, Катовіце, Кракові, Любліні, Лодзі, Познані, Жешові, Щеціні, Варшаві та Вроцлаві.
Архівні підрозділи включають також чотири місцевих бюро, які мають свої власні архіви, та знаходяться у Бидгощі, Кєльце, Ольштині та Радомі.
Чому не можна передати до головного архіву лише електронні копії, а оригінали залишити на місцях?
Важливо забезпечити громадянам доступ до оригіналів документів. Філософія закону в тому, що вони не повинні зберігатися в режимних приміщеннях архівів сучасних спецслужб та МВС, які не мають функцій досліджувати минуле.
Закон передбачає створення цифрових копій документів, але обсяги матеріалів є дуже великими. Це — роки роботи, вона буде проведена.
Станом на сьогодні передача та оцифровування мають відбуватися як паралельні процеси.
Чи доведеться закривати доступ до архівів на час передачі фондів?
Європейська практика свідчить, що необхідності в закритті архівів, що унеможливило б роботу дослідників і розгляд соціально-правових звернень, немає.
Трохи більш ніж півроку пішло в Чехії на те, щоб передати понад 16 тисяч метрів архівних полиць, не закриваючи доступу до них.
Чи може перевезення архівів спричинити невідповідність справ до науково-довідкового апарату?
Закон передбачає передачу архівних фондів разом із науково-довідковим апаратом: підсобними та тематичними картотеками, журналами, каталогами тощо.
Водночас в архівах вже кілька років здійснюється архівно-пошуковий проект "Український мартиролог ХХ століття", що передбачає внесення до загальноукраїнської бази даних відомостей про осіб, які були засуджені радянськими спецслужбами та при передачі стане додатковим довідковим апаратом.
Чи залишаться засекреченими відомості про агентів радянських спецслужб?
Ні.
Стаття 8 Закону України "Про державну таємницю" відносить до державної таємниці відомості про особовий склад; засоби, зміст, плани залучення до співпраці на конфіденційній основі органами, що здійснюють оперативно-розшукову діяльність.
Вичерпний перелік таких органів визначений Законом України "Про оперативно-розшукову діяльність". Органів ЧК, НКВД, НКГБ, МГБ, КГБ і тому подібних репресивних органів радянської доби в ньому немає.
Тож засекречування документів радянських органів безпеки є неправомірним та неприпустимим.
"Знання про минуле є одним з культурних прав людини. Історичні джерела дозволяють нам сформувати більш об’єктивне бачення минулого, й таким чином допоможуть нам краще розуміти сьогодення й приймати обґрунтовані рішення в майбутньому.
Завдяки цьому стане складніше маніпулювати історією й використовувати необґрунтовані забобони для розпалення ворожнечі між народами", - вважає Террі Девіс.
Досвід Європейського Союзу допоможе Україні вирішити цю важливу проблему.
Володимир Бірчак
історик, заступник директора Галузевого державного архіву Служби безпеки України.
======================================================



среда, 15 апреля 2015 г.

Все пропагандисты России.








ЛИЦО ПРОПАГАНДЫ


Все пропагандисты России

Их подвиги останутся навсегда в нашей памяти. И придет время когда они ответят за деяния свои. Любая власть с этими людьми есть фикция и ложь, в данном списке мы собираем всех пропагандистов войны и разжигание национальной вражды. Адептов теории заговора и сторонников изоляции России.
Все эти люди живут за нас счет! Они ничего не произвели ничего не разработали,придумали, открыли и не создали. Их хлеб это пропаганда — ненависти, войны и фашизма — за которое сейчас весьма щедро платят.

Тысячи их и имя им — Легион



Александр Бузаладзе

Александр Бузаладзе
Военный корреспондент ВГТРК. Снимающий репортажи для геббельс ТВ. Цель разжигание войны и ненависти. Прислужник олигархической власти



Александр Дугин

Александр Дугин
Человек феномен. Один из главных кремлевских шизофреников.  Адепт секты РВ (русская весна), ЕС (евразийский союз) и прочих идеологий




Александр Дворкин

Александр Дворкин
Лобист секты РПЦ. Гражданин США. Ныне занимает должность — Президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект. Живет за нас счет.



Александр Кофман

Александр Кофман
Чистокровный еврей ставший защитником русского мира от жыдо-бандеровского фашизма. На данный момент занят бандитизмом на территории Украины с террористами из ДНР.



Александр Коц

Александр Коц
Напарник Д.Стешина. Прислужник фашизма. Задача: снять репортажи любой ценой для сеанса ненависти по геббельс тв. Специализация: «фашисты в Славянске».




Александр Лансков

Александр Лансков
Журнашлюха из Lifenews. Задача: снять репортажи любой ценой для сеанса ненависти по геббельс тв.





Александр Проханов

Александр Проханов
Православный сталинист ныне адепт всех теорий заговоров против России. Эталонный пропагандист кремлевской власти.





Александр Рогаткин

Александр Рогаткин
Стандартный геббельс журнашлюх не имеющий принципов и этики. Работает на пропаганду разжигания войны с Украиной. Образцовый путинюгент.



Александр Залдостанов

Александр Залдостанов
Ручной волк. Православный байкер сталинист, коммунист. Пропагандист международного терроризма. Пропагандист войны и ненависти.




Андрей Фурсов

Андрей Фурсов
Профессиональный болтолог. Теоретик системно-субъектного рассмотрения общества, иными словами его философия такая — рептилии прилетели из космоса, захватили США, теперь оккупируют Россию. Занимается пропагандой войны, ненависти.


Андрей Кондрашов

Андрей Кондрашов
Лжец с более чем 20-ти летним стажем. С 19 августа 1991 года — в программе «Вести». Абсолютно циничный человек, работает в службе информационной защиты олигархической власти.



Антон Коробков-Землянский

Антон Коробков-Землянский
Молодой и глупый путинюгент. Активно пропагандирует власть жуликов и воров в интернете. Жена журнашлюха на телеканала Россия-24.




Анатолий Несмиян

Анатолий «Эль Мюрид» Несмиян
Пропагандон восточного направления, ныне герой передач Нейрофсбмир-ТВ. Он и другой военный преступник Марат Мусин ныне заняты разжиганием войны в Украине.




Анатолий Сулейманов

Анатолий Сулейманов
Главный редактор телеканала Life News. Агитация войны и ненависти. Цель: дезинформация. Слуга — Арама Габрельянова




Анатолий Шарий

Анатолий Шарий
Псевдо-политический беженец в Евросоюзе, псевдо журналист, псевдо видеоблогер. Поймал профитную тему «хунта-каратели» для ватников и успешно занят разжиганием войны.



Арам Габрелянов

Арам Габрелянов
Арам и Ашот Габреляновы (сын) под их управлением сейчас находятся такие издания как Lifenews, газета «Жизнь», а с недавних пор и газета «Известия».



Аркадий Мамонтов

Аркадий Мамонтов
Журналист с ярко выраженным ПГМ из ВГТРК. Запасной игрок на место Дмитрия Киселева. Специализация «геи в Европе», «враги православия», «фашисты в Украине».



Артем Войтенков

Артем Войтенков
Даун из пропагандистского проекта Познавательное-ТВ. Верный слуга Евгения Федорова. Знаменит сумасшедшими выпусками о ужасной жизни европейца в отличии от стабильного расиянца.



Арсен Мартиросян

Арсен Мартиросян
В прошлом сотрудник КГБ. Ныне работает телефриком на пропагандистских передачах. Входит в секту свидетелей «Бандеры». Занимается пропагандой войны и ненависти. Мечтает оказаться на рейтинговых передачах и делать профит на пропаганде.


Борис Корчевников

Борис Корчевников
МиниМи Дмитрия Киселева. Пропагандист из канала Россия-1. Занимается разжиганием национальной ненависти, пропагандирует войну и насилие. Образцовый прислужник бандитской власти.



Вадим Заводченков

Вадим Заводченков
Мразь, умудрившаяся превратить освещение прогноза погоды в пропаганду войны и искажение действительности.Ведущий специалист центра ФОБОС.



Владимир Соловьев

Владимир Соловьев
Элитный диванный теоретик во всех областях знаний. Ставший ярым русским патриотом после переезда на пропутинский ВГТРК и попутно сбросив с себя 100-200кг массы.



Владимир Рогов

Владимир Рогов
Лидер некой «Славянской Гвардии», сопредседатель Комитета государственного строительства некой Новороссии. Пропагандист войны и разжигание ненависти.



Виталий Елисеев

Виталий Елисеев
Ведущий программы «Время» на «Первом канале». С июня 2007 года работает в службе информационной защити воровской власти России. Лжец, пропагандист.



Виталий Милонов

Виталий Милонов
Православный секс-символ Петербурга. Единораст. Наркоман и участник псиносрача. Мизулина в штанах. Профессиональный борец с геями, курением кальянов.



Владимир Жириновский

Владимир Жириновский
Вольдемар бен Вольф Эйдельштейн.Стендап-комик и одновременно депутат ГД РФ, человек-мем, человек-анекдот. Лидер фракции ЛДПР.




Владимир Мединский

Владимир Мединский
Министр культуры — по принципу «рашка-гавняшка» Позиционирует себя как культурного человека, по факту является гавном выделяющее через фонд-кино и министерство культуры деньги на киногавно.



Всеволод Чаплин

Всеволод Чаплин
Поп звезда. Рупор пропаганды РПЦ. Своим поведением похож на сумасшедшего исламиста, однако истинный ПГМнутый
человек лизун хозяина.



Евгений Федоров
Евгений Федоров преступник лжецОсвободитель от Американской оккупации. Главный пропагандист изменения конституции, и абсолютной власти ВВП




Евгений Поддубный
Евгений ПоддубныйВоенный преступник и по совместительству журналист-фашист на территории оккупированной террористами ДНР. Лжец и пропагандист войны.



Евгений Решетнев
Евгений РешетневВоенный преступник и по совместительству журналист-фашист без этики и совести. Лжец и пропагандист войны.




Егор Холмогоров
Егор Холмогоров луркПрофессиональный русский националист. Пропагандист войны.





Елена Бондаренко
Елена БондаренкоБывший член ОПГ «Партия регионов», после побега хозяина в Москву, исполнила свою роль в стиле геббельс пропаганды в раде и отправилась за хозяином. Ныне за наши налоги проповедует ложь и пропаганду ненависти в СМИ.

Елена Михаловская
Елена МихаловскаяПышногрудая вещающая голова из lifenews. Агрессивная пропаганда войны, ложь, обман. Журнашюха.




Елена Мизулина
Егор Холмогоров луркТекст редактируется Текст редактируется Текст редактируется Текст редактируется Текст редактируется Текст редактируется




Дмитрий Борисов
Дмитрий Борисов
Кремлёвский журнализд. Вещающая голова без собственного мнения. Провокатор войны и ненависти.




Дмитрий Киселев
Дмитрий Киселев
Орденоносный кремлёвский журнализд, современный отечественный недоеббельс, лицо и голова путинского телевидения




Дмитрий Стешин
Дмитрий Стешин
Военный преступник, работает на пропаганду войны. Лжец, подонок, журнашюха из «Комсомолки». Задача: снять репортажи любой ценой для сеанса ненависти по геббельс тв.


Дмитрий Пучков
Дмитрий Пучков
Откровенный подонок, зарабатывающий на всех изобретениях западной цивилизации и одновременно нося своим зрителями ненависть к западной культуре. Участник разжигание ненависти среди русских и украинцев и просто сука мусорская!

Иван Охлобыстин
Иван Охлобыстин лурк
Борец с пидорасами, адовый недофюрер из РПЦ, пользующийся неимоверной популярности у большинства быдла этой страны.



Игорь Сечин
Игорь Сечин
С 31 декабря 1999 года заместитель руководителя администрации Президента России Владимира Путина. Госаллигатор




Игорь Гиркин (Стрелков)
Игорь Стрелков Гиркин террорист
Террорист формата СНГ 18+. Актер, идиот, мерзавец и убийца. Гиркин жив пока жив Путин. Впрочем как и вся остальная его банда ДНР, Новороссия.



Игорь Коротченко
Игорь Коротченко
Особо лютый пропагандон, в своем стремлении полизать зад начальству (ОПГ ОЗЕРО) стал дипломированным языковым проктологам.


Ирина Фролова Бергсет
Ирина Фролова Бергсет
Женщина с психологическими отклонениями. Широко любимая каналом НОД. Лгунья, пропагандистка ненависти и войны.
По ее словам в Норвегии органы опеки переодевали ее сына в костюм Путина и насиловали.

Ирада Зейналова
Ирада Зейналова
С 2012 года ведущая программы «Время» на «Геббельс ТВ-1». Вместе 296 журнализдами за правильную пропаганду Крымского похода получила награду «За заслуги перед Отечеством»


Константин Душенов
Константин Душенев
Официальный православный террорист. Сторонник «жид-рептилоидного заговора». Разжигатель межнациональной розни. Пропагандист войны.



Константин Эрнст
Константин Эрнст
После приятного послевкусие Олимпиады (цитата сабжа), Эрнст подал зрителям ОРТ такую пропаганду что, Юлиус Штрейхер выполнил несколько пируэтов в гробу.


Константин Рыков
Константин Рыков
Экс-депутат Государственной думы от партии «Единая Россия», ныне слуга Сурковской пропаганды.




Кирилл Гундяев
Кирилл Гундяев
Главный профессионально верующий в РФ, величайший разводила честного люда, наглый лжец и конченный подонок-спекулянт. Генеральный директор самой большой ЗАО в этой стране


Кирилл Клеймёнов
Кирилл Клеймёнов
Геббельс тележурнашлюха. Заместитель генерального директора — руководитель дирекции информационных программ — член Совета директоров Первого канала.



Максим Тесак Марцинкевич
Максим Тесак Марцинкевич
Единственный ручной арийско-еврейский нацист обманутый работодателями из фсбанды дважды. Герой малолетних ватников и поклонников садизма.


Максим Ксензов
Максим Ксензов
Заместитель руководителя Роскомнадзора. Козел опушения по части по гавкать. Бюрократ года. Официальный представитель роскоммудачества в твиттере


Марат Мусин
Марат Мусин
Преступник из ФСБанды. Пропагандировал войну на Кавказе, в итоге кураторы решили устроить войну в Украине, разжиганием чего успешно занимается на данный момент.


Маргарита Симонян
Маргарита Симонян
Главный геббельсредактор телеканала RT, фактически Марго это Дмитрий Киселев только в юбке. Сабж часто фигурирует под кличкой «Железная леди».



Мария Ситтель
Мария Ситтель
Ведёт информационную пропагандистскую программу «Вести» по разжиганию ненависти, тиражирование лжи на телеканале «Россия». Большой стаж в одурачивание населения РФ


Мария Катасонова
Мария Катасонова
Активистка НОД, пропагандистка войны и распространитель мифов о враждебном западе и США. Подставка под флажки всех мероприятий проекта Единой России — НОД.


Михаил Делягин
Михаил Делягин
Профессиональный демагог-экономист, быстро сменивший риторику в сторону поддержки власти против агрессивного мира, после грамотного приема валютного транша.


Михаил Леонтьев
Михаил Леонтьев
Пресс-алкаше пропаганды «кремля», насосавший себе положение : Вице-президент и пресс-секретарь — директор департамента информации и рекламы корпорации «Роснефть».


Михаил Пореченков
Михаил Пореченков
Я стрелял холостыми. Глупый актер и просто «божий человек. Широко популярен среди быдло за сцену со стрельбой в Донецке.



Михаил Задорнов
Михаил Задорнов
Как и у Сергея Данилова имеет четкую цель — вдолбить в головы необразованной массе Россиян что они богоизбранный народ а все остальные их предки и поэтому глупее, слабее и должны подчинятся. Лжец, ныне активный пропагандист войны и ненависти.

Никита Михалков
Никита Михалков
Приспособленец по родовому свойству.Обладает свойством подлизаться к любой власти и умело осваивать бюджетные деньги на псеводо кино



Николай Стариков
Николай Стариков
Николай Угодник. Адепт теории заговора. Современный пейсатель отечественного производства, питерский городской сумасшедший.



Олег Тиньков
Олег Тиньков
Вор в законе. Занимается грабежом граждан РФ. Но поскольку частенько признается в любви к Путину и нацепил на себя ленточку то для ватной публики он стал хорошим олигархом, своим.


Олег Царев
Олег Царев
Профессиональный чинуша из ОПГ «Партия регионов». После побега Януковичу стал диким патриотом России, и возглавил псевдо парламент террористической организации «Новороссия».

Павел Губарев
Павел Губарев
Павел Губарев. Организация праздников, захват админ зданий, сепаратизм, терроризм. Все вместилось в одном персонаже.



Павел Зарубин
Павел Зарубин
Провокатор. Образцовый журнализд выращенный для пропаганды на канале РОССИЯ-24. Цель — агитация ненависти, разжигание межнациональной вражды.



Петр Толстых
Павел Губарев
Петр Толстых элитный-ватный пропагандон из первого канала. Активист партии войны, разжигание ненависти среди русских и украинцев.



Сергей Доренко
Семен Доренко пропагандист
Пропагандист из 90ых. Еще в те когда занимался разжиганием войны и ненависти путем показа видеоматериалов со сценами пыток военных в Чечне снятыми его работодателями из фсбанды. Ныне занят разжиганием войны в Украине.

Сергей Данилов
Семен Данилов пропагандист
Цель: рассказать необразованному российскому быдлу что он богоизбранный ариец, цель номер два — отправить его убивать украинцев под флагом новороссии.


 

Сергей Пегов
Семен пегов пропагандист
Деградированное существо, наркоман, военный преступник. В команде с Д.Стешин, Коц, Поддубный несет фашистскую пропаганду в рос.сми.



Сергей Кургинян
kurginyan
Демагог-истерик-психопат.  Обычный приспособленец, выдавливающий на уши доверчивой публике лапшу любого сорта, лишь бы был профит.



Сергей Макаренко
Сергей Макаренко
Военный преступник и по совместительству журналист-фашист. на территории оккупированной террористами ДНР. Лжец и пропагандист войны. Работает в Life News.


Федор Бондурчук
Федор Бондарчук лурк
Режиссер альфа-бездарность. Вовремя поняв систему распределения денег в этой стране вступил в партию ЕДРО, с целю осваивания мега-денег на мега бездарное кино.