вторник, 23 июня 2015 г.

Алексей Мочанов: «Моторолла подвешивал трупы за ноги и мазал фосфором, чтоб светились в темноте»


Год прожитый Алексеем Мочановым – волонтером, автогонщиком, политиком и звездой телеэфиров вышел тяжким. 

Поэтому не все слова, которые он говорит, могут быть напечатны без «звездочек». 

Впрочем, как и его любимый герой Джеки Чан, Алексей старается не жалеть о прошлом. Разве что ковбойскую шляпу стал носить реже…




– Алексей, что со шляпой? Народ заметил, что не носишь, строит догадки…


– Не волнуйтесь, шляпы я не пропил. Какие-то, правда, подарил. Сейчас максимально хочется ходить в гражданском. Как будто я в мирной Литве. До гавайских рубашек, конечно, не дойдет, потому что на дворе война, яркость и громкость желательно прикрутить…

«Мы всех за*бали очень сильно»
– Кстати, что там в Прибалтике происходит интересного? Ты ведь на днях оттуда вернулся.

– Ну как… все стандартно-европейски. В Эстонии чуть богаче, там средняя зарплата  около 1000 евро. Литва победнее. С 1 января в этих странах перешли на евро… Живут люди спокойно.

– Какое там отношение к русским?

– Литовцы говорят, напрягает, когда русские ходят по Клайпеде и говорят: «Хороший город Клайпеда, только литовцев до х*я».

– А что прибалты говорят, когда встречают украинцев?

— У меня там много друзей, но вряд ли их отношение к украинцам показательно. Я тебе так скажу: за год я кое-где побывал за границей – в Греции, на автосалоне в Женеве. Если сравнивать прошлую Женеву, которая была сразу после Майдана, к нам был  интерес огромный – «что произошло, расскажите»… Собственно, именно там я написал песню со словами «Душу – Богу. Тело – Народу. Честь – никому! Совесть – Стране»…

Сейчас Европа пытается вообще не вспоминать про Украину и ребята, которые из Америки прилетают, тоже говорят: нигде – ни в заголовках, ни в бегущих строках – нас нет. Мы всех за*бали очень сильно, потому что все время пытаемся за чужой счет что-то себе вымутить. У нас многие так думают: «вот сейчас кто-то пособит деньжатами», «кто-то санкции дозакрутит», «кто-то даст оружие», «наши ребята сейчас на войне всем наваляют, а потом вернуться с войны и в Киеве тоже всем наваляют, а мы ни х*я делать не будем, мы будем веселиться, у нас будет двадцать выходных в мае».

 Вы ведь знаете ситуацию с Олегом Микацем, командиром 93-й бригады? Она же очень показательна. С экранов телевизоров говорили: «Вы наши герои, мы молимся за вас. Вернитесь живыми». А на деле… Микац отвоевал год, вернулся живым, принял на себя учебный центр «Десна», но сделал замечание нетрезвой компании «местных», которая пыталась заехать на территорию части.

Начался гвалт и теперь никто за героя Микаца не молится,  теперь им занимается прокуратура. Выплеснули на него кучу грязи, якобы генерал кого-то стукнул об машину… Я просто Микаца хорошо знаю и уверяю: если бы Олег Михайлович кого-то уе*ал головой по своей бронированной «Тойоте», то был бы пиз*ец и Тойоте и голове.

 Или, там, говорят: «Микац, скотина, первый получил участника боевых действий». Да, получил. Еще в 2006 году, после командировки в Ирак – как-то так вышло… В общем, народ у нас ищет и находит удобную ему точку зрения и начинает ее разбрызгивать.


«С такой моралью мы не победим»

– Почему так происходит?

– Потому что украинцы живут в трех реальностях. Настоящую многие не видят и думают, что ее нет. Другая по телевизору, который ее и создает. Есть еще псевдореальность в интернете – для людей, которые, как я, телек не смотрят. Но я все же накатал за год больше 90 000 км из Киева на «передок», многое видел своими глазами, понимаю, чему из написанного в интернете можно верить. А если сомневаюсь – звоню в ту же Марьинку волонтерам, уточняю обстановку у людей, которые реально в курсе событий.

– Что, на ТВ совсем не правдивых программ?

– Единственная нормальная программа про войну, которую я видел, выходила на 1+1 – «Хоробрі серця». Но начальство на канале, наверное, решило, что домохозяйки, смотрящие телевизор, устали от войны. От того, как «окопное быдло» воняет… И программу перенесли на «2+2» – нишевый канал. Кстати, когда на ТВ шел футбол «Динамо» (Киев) – «Фиорентина», фильм об освобождении Мариуполя на нишевом канале набрал рейтинг 1,5%. То есть – на х*й кому-то вс*ался этот Мариуполь. Я, честно говоря, все меньше понимаю наших людей. Их равнодушие и то, что они считают успехом.

– Всех украинцев?

– Гражданин Украины – это ведь не национальность. Удивительно, что если не все, то многие люди разных национальностей, живущие в этой стране – русины, румыны, мадьяры, татары, евреи, русские… без разницы… не хотят быть успешными. Все хотят иметь атрибуты успешного человека: «Гелик», часы с секундомером… Меня иногда приглашают пообщаться с молодежью в школы, вузы, в том числе прифронтовые. Спрашиваю: «Ребята, скажите, кто для вас успешный человек?» Мне все равно из какой отрасли. Называют Ахметова. А что вы про него читали, что о нем знаете? Ничего? В чем же его успешность – в том, что у него куча бабла? Ну да, есть у него «Мерседес» с водителем. Только, может быть, он ему самому двадцать тысяч раз не нужен. Я нашел доступный и понятный всем пример – Джеки Чан. Его жизнь – это не то, что в кино, а то, что в титрах. То, сколько раз он упал, поломался, опять поднялся… Глупые и немотивированные люди, смотря титры его фильмов, думают, что это неудачные кадры. Но ведь именно они и есть жизнь. Как бывший каскадер, скажу, что кино состоит из нескольких удавшихся кадров и это всего лишь одна сотая жизни по-настоящему успешного человека. Поэтому прежде, чем желать «Гелик», надо думать, какой путь для этого нужно пройти.


– Ты считаешь, мы затянули войну, потому что не джекичаны?

– Мы войну с такой моралью не закончим победой. Когда во Владимире-Волынском 22-го мая были организованы мероприятия по чествованию бойцов 51-й бригады, которые погибли год назад в Волновахе, весь город встал на колени и зажег свечки. Только люди отсюда служить в армию идут плохо. Больше воюют ребята из Центральной и Восточной Украины. Понятно, что «западенцы» дали большой процент в самом начале войны. Но сейчас не особо рвутся в бой. Или людей не осталось, или понимают чем может дело закончится… Там жены контрактников перекрывают дорогу, чтобы не пустить мужей на войну. Я видел это под Равой-Русской. Е* вашу мать, а чего же вы не перекрывали дорогу на вход в часть, когда они шли подписывать контракт? Потому что думали, что они, с*ка, станут прапорщиками, начнут пиз*ить соляру и строить трехэтажные дома в окрестностях Львова? А если они не такие, почему вы их позорите?.. В то же время я снимаю шляпу перед ребятами из 128 бригады, Мукачевской, половина из которых имела венгерские паспорта. При этом они не сбежали в Венгрию…

«Путин пока только чистит свои склады»

– Ты, когда говоришь такие слова, к чему обращаешься – к уму или сердцам людей?
– Мне кажется, что все политики, к сожалению, бьются за сердца, а надо биться за умы. У нас каждый год – «выбирайте сердцем». Бл*дь, понавыбирали уже. Я до сих пор считаю, что Виталий Кличко – это выдающийся спортсмен, я за него всегда болел и если вернется вдруг в бокс, опять буду… И Петр Алексеевич Порошенко – реально успешный бизнесмен. Помню его еще со времен концерна «Укрпроминвест». Первые его такси-«субарики» в Киеве… Вот успешные спортсмен и бизнесмен, выигравшие битву за сердца. И что? А то, что битва за сердца предполагает, что нужно отключить людям мозги. Чтобы они поменьше думали о том, что написано в программах кандидатов. Результат мы все видим. Блок Петра Порошенко. Какую политическую модель он экстраполирует на Украину? Никакую!

– Но Игорь Стрелков сказал недавно, что украинцы выигрывают войну…

– Мы воюем против российской логистики с российским бюджетом. И победить в этой войне очень тяжело, потому, что возможностей у России намного больше, чем у нас. То, что происходит в ДНР/ЛНР не зря называют «выездной военторг». Путин с их помощью пока только чистит свои склады. Что это такое, мне рассказали люди, проводившие инспекцию наших хранилищ. Чтоб вы понимали: у нас на складах до сих пор лежат 3 500 волейбольных кожаных мячей 1968 г. производства; сотни мешков, которые надеваются на морды лошадей, чтобы они жрали из них овес; «балабончики» для сабель; 3 000 женских поясов с подвязками, 12 млн советских пуговиц… И ничего из этого нельзя со склада выкинуть или продать – дело подсудное. Вот и по нам отстреляли все старье – патроны, снаряды, ракеты, мины. Иногда за ночь получали по 150-200 залпов по нашим позициям в одном месте. А еще они собрали в одном месте всех долбо*бов, которые были в России, готовых «вай-вай-ваинственна защищать русскава языка»…


– Вдобавок, мы воюем и с собственной властью…

– Такие у нас политики. У нас до сих пор один из самых уважаемых деятелей в стране – Леонид Макарович Кравчук, который про*бал страну с огромным потенциалом. А человек, который выстраивал кумовскую систему, теперь ведет переговорный процесс с подонками, потому что знает, как с ними разговаривать. Единственным идейным был Ющенко. Но, как мы уже выяснили, идейные на х*й не нужны, если вокруг них нет реальной команды технократов.


– Так может, и Партия регионов – не такая уж темная сила?

– Для меня люди, которые за «регионы» или еще за какую-то политсилу, – не враги. Покойный Андрюша Кузьменко во время Оранжевой революции катался с «регионами». Но это никак не сказалось на нашей дружбе. Он, кстати, говорил мне, что песня «Старые фотографии» написана как раз для тех, кто никогда не ставил политику выше дружбы и человеческих отношений. К тому же, говорят, Кузьму заставил агитировать за «регионы» Николай Баграев – пригрозил отключить от музыкальных телеканалов. Теперь Баграев прекрасно организовывает мероприятия к годовщине Небесной Сотни… В общем, все как у Мэла Брукса в фильме «Жизнь смердит»: «Вы – сволочи» – «Мы не сволочи, мы – юристы». Работа такая… Ты говоришь «регионы». Посмотри, что делает нынешняя власть – Виктору Федоровичу и не снилось: пытается быстренько-быстренько поменять Конституцию. Обвиняли Януковича в том, что он сына в парламент завел, так Петр Алексеевич сделал немедленно то же самое…

«В этой стране есть места, куда меня без Порошенко пустят, а вот его без меня – нет»

– А что скажешь о такой неоднозначной фигуре, как Зорян Шкиряк? У тебя ведь с ним тоже неплохие отношения?
– Я его не знаю много лет, только с Майдана. Он помогал оформлять разрешения Хоттабычу (волонтеру Илье Лысенко – легендарной личности в зоне АТО. – Прим.ред.) на «скорые». 1 200 человек, которых за время войны на машинах вывезли в тыл на лечение, во многом должны быть ему благодарны. Но все накинулись на Шкиряка за то, что он полетел в Непал с гражданской женой. Журналисты немножко забыли, что полетели туда на таких же правах, что и подруга Шкиряка. Они отправились работать в зону бедствия, а писали только о том, как ху*во им спится на бетоне. Зорян – человек благородный, такие люди не ждут от людей подлости. В этом их сила и слабость, как у супергероев. Я ему даже прозвище в свое время придумал – «Человек-шкиряк» в свое время. По аналогии с «Человек-паук» Он на эту шутку никогда не обижался.


– А еще, говорят, ты Антона Геращенко называешь «освобожденным от физкультуры».

– Это не я, это десантники придумали… А вообще-то я считаю, что Антон Геращенко – единственный человек в мире, который знает больше, чем Google. Потому что, когда у Google что-то спрашиваешь, он говорит: «Я не уверен, но если вы спросите у Антона Геращенко, он даст правильную оценку».

– Правда, что Зорян, когда стал и.о. министра чрезвычайных ситуаций, звал тебя к себе в советники?

– Да, но я сказал, что мне «ксивы» не нужны.

– Тебе ведь и Порошенко предлагал какую-то должность с удостоверением?

– В этой стране есть места, куда меня без Порошенко пустят, а вот его без меня – нет, с любым удостоверением.

– Например?

– Вот и Петр Алексеевич тоже меня спросил в декабре прошлого года (на тот момент часть Донецкого аэропорта находилась под контролем ВСУ — Прим.ред.), куда ж это его не пустят. Я ему ответил: «Например, терминал Донецкого аэропорта. Готов хоть завтра там сэлфи сделать. И «коробку» мне дадут, и экипаж найдется, который со мной поедет…» На сегодняшний день такими местами являются Зенит, Спартак. Готов проверить.

В общем, нет у меня желания давать советы, которые никто не слушает. Мне в жизни немного надо, на стакан сока и сосиску я всегда заработаю.

«Меня не еб*т мнение Семена Семенченко или бабы Таси из Кировограда»

– Но ты все-таки откликаешься, когда тебя зовут советоваться. Недавно, к примеру, был у начальника Генерального штаба армии…

– Там было много людей, общались три с половиной часа, выясняли нужды армии, говорили об обстановке на фронте, о вопросах мобилизации. Если Виктор Муженко выделил столько времени на разговор во время войны, значит ему важно было услышать мнение военных и волонтеров. Например, о том, почему так много людей после первой мобилизации не остались служить. Да потому что им даже значка не дали за их пот и кровь. Какой-то дебил придумал: для того, чтобы получить орден, надо быть обязательно убитым или раненым. Но обычно бывает как раз наоборот – твое мнение никого не интересует. Мне кажется, что, например, тот же Виталий Кличко, за которого проголосовало много народу, мог бы собрать авторов лучших идей, прозвучавших на выборах и сказать: «Слушайте, в ваших программах есть рациональные зерна. Давайте вместе воплотим ваши идеи. И я думаю, что Дима Васильев, со своей концепцией улучшения качества питьевой воды в Киеве, или Вика Подгорная, с замечательным проектом Smart City, ему бы не отказали. Та же беда у Кличко, что у Януковича и Порошенко… Поэтому Петр Алексеевич сейчас президент 54% населения Украины и никуда от этого не деться.

– Семенченко советует продвигать молодых полковников в генералы. Говорит – таланты есть. Вы это не обсуждали в Генштабе?

– Извините, а можно я не буду обсуждать рекомендации Семена Семенченко или, там, Антона Белецкого? А также других комбатов, которые не готовы войти в состав ВС, но требуют себе артиллерию, авиацию и танки? Есть офицеры, потенциал которых позволяет значительно раньше получить и досрочное звание, и, самое главное, должность, позволяющую брать на себя больше ответственности. Но есть и еще одна проблема. Когда назначался начальник Генерального штаба, не то, что не было очереди желающих занять эту должность – все эти, с*ка, мухоморы с кучей звезд на погонах попрятались, когда понадобилось взять на себя ответственность. Я не считаю Виктора Николаевича Муженко выдающимся полководцем, но я считаю, что к нему не всегда справедливы. И меня не еб*т мнение Семена Семенченко или, бл*дь, бабы Таси из Кировограда о том, какой он начальник штаба. Меня интересует мнение Маршала, Майка, Медведя – людей, которые реально воюют, а не этой пиз*оты фейсбучной, которая Михаила Коваля снимала с Министра обороны. И шо ох*енного мы получили взамен? Фарфоровые зубы? Когда в угоду этой пид*расне Коваль объяснял устройство бронежилета «Корсар» в Верховной Раде, я чуть со стыда не сгорел… Я и Михаила Вадимовича не считаю военным гением, но он закончил Военную академию им. Фрунзе, служил на высоких должностях в Государственной пограничной службе, ВДВ. У него, кажется, около 700 прыжков с парашютом. А потом стал целым Заместителем Андрея Парубия из самообороны Майдана. Только армией командовать – это не бочки по Майдану катать… На сегодняшний день самая большая проблема армии – отсутствие единоначалия, разброд и шатание, которые в ВС недопустимы, потому что от приказов командиров зависит жизнь солдат. Давайте смотреть правде в глаза. У нас есть Министр обороны со своими полномочиями. У нас есть начальник Генерального штаба со своими полномочиями. У нас есть командующий ВДВ, герой Украины, который как бы играет в свою игру. Лебедь, рак и щука…

«Петр Алексеевич решил вручить мне награду, чтобы я заткнулся»

– Можно ли верить сводкам Минобороны?

– Минобороны не нужна правда, ему нужны звуки всасывания слюны сквозь зубы. Что не речник у них, то полковник! Должны объединится Министерство обороны и Генштаб, а не эти окуни, говорящие головы. К генератору цветных полос – и то доверия больше. Им надо настроить коммуникацию с обществом, и, не выдавая страшных военных тайн, начать объяснять, что происходит. Потому что, к сожалению, только по тому как скулят россияне, мы понимаем, что дали кому-то пи*ды в Марьинке.

– Ты сказал, что награды у нас дают только раненым и убитым. Но, к примеру, Владимир Рубан считает, что награды вообще не надо давать, потому что у нас гражданский конфликт, украинцы убивают украинцев.

– Это Моторолла, что ли, украинец? Еб*л я в ср*ку таких украинцев. Пидо*асина из Коми. Когда мы были в терминале, он брал труп – сначала мы думали, что нашего бойца, но сейчас не исключаю, что это был их – подвешивал за ногу и мазал, с*ка, фосфором, чтоб тот светился в темноте… Ты не поймешь, что такое ночью вот эту ху*ню увидеть… Или еще пример: Хоттабыч забирает офицера, который погиб на той стороне. Привозят его в Днепропетровск, вскрывают, а он пустой внутри, все органы сняли на продажу… Вот мы с кем воюем. Я считаю, если 12 пацанов разворачивают «борт» и идут спасать своих друзей, попавших в засаду на БТРе, а не у*бывают, бл*дь, как некоторые из Илловайска или Дебальцево, и «достают» своих, то это настоящий героизм. И эти люди достойны наград. Сейчас самый дурной вопрос, который ставит в тупик большинство ребят: «А сколько ты убил?» Я говорю – ты спроси не сколько он убил, а сколько спас. Не едет туда никто, чтобы убивать. Мы чужих границ не пересекали, хотим вернуть свое.

– Тебе ведь тоже дали боевой орден?

– У меня Орден Богдана Хмельницкого III степени – боевой. Я подозреваю, Петр Алексеевич решил вручить мне награду… чтобы я заткнулся. Но я еще при награждении сказал, что хотел бы пересечься с ним и поговорить. Про лояльность к тому, что творится сейчас в стране, не может быть и речи. Я получал орден одновременно с Маршалом, Медведем, Майком, Грачем, Цунами, Адамом – офицерами, с которыми был в Донецком аэропорту. Это не те пацаны, которые одобрили бы вручение награды, если бы я ее не заслужил. И в преддверии Дня вооруженных сил, 6 декабря, я не посчитал правильным харкнуть им в рожу и сказать: «Я, бл*дь, не пойду на вручение». Слишком много мы вместе пережили. Я знаю, за что эти пацаны получили награды. Не за гражданскую войну. А за то, что, когда их кидали в самые большие ж*пы, они спасали людей, в том числе и гражданских. Да, бывало, разваливали и блок-посты, из которых выбегали люди с криками «Аллаху Акбар!», или какие-нибудь буряты. Ни х*я себе, гражданская война Украины с Бурятией!

В Киеве только 40 000 человек умеют читать
 В Фэйсбуке ты рассказывал о встрече с Петром Алексеевичем, говорил, что он внимательно тебя выслушал…
– В чем я согласен с Борисом Филатовым, так это в том, что общение с Порошенко дает крылья. Он внимательно слушает, отвечает на вопросы, обещает, но потом ни х*я не происходит. Может, думает, что я забыл его обещания? Но никакой «мэн ин блэк» мне память не сотрет. Я, например, задал вопрос: «Петр Алексеевич, вы говорили о тысяче гривен в день для участников АТО и миллионе страховки». Он ответил: «Да, но у нас ведь не все люди в «красной зоне», где ведутся реальные боевые действия». Недавно узнаю, что, к примеру, Мариупольской военной части, которая в апреле отразила штурм, дали единоразово по 2 000 грн. премии на нос. И все…
 Год назад, 25 мая, ты принял участие в выборах мэра  как кандидат в градоначальники. Не жалеешь сейчас, что взывал к здравому смыслу горожан?
– Я думаю, мы все-таки заставили людей думать и выяснили количество людей в Киеве, которые умеют читать. 30 000 голосовали за меня и 20 000 за «Демократов», то есть в общем за меня и команду одновременно проголосовало порядка 40 000 человек. За что я им искренне благодарен, это много. Это полный Дворец спорта. А остальные пытались по крайней мере в чем-то разобраться.
 Есть одно слово, которым можно охарактеризовать прошедший год?
– «Пиз*ец»… И еще, может быть, «усталость». По правде говоря, я хотел, чтобы выборы поскорее закончились, потому, что я все-таки человек с Майдана и видел себя не на плакатах в Киеве, а по дороге на Донузлав, на Чонгар, в тот же Изюм. Больше всего у меня садятся батарейки не от того, что я в дороге – это мое нормальное состояние. А от того, что мы занимаемся сизифовым трудом. У нас каждая волна мобилизации приносит старые проблемы: опять одеть, обуть людей, раздобыть тепловизоры, машины…
 Что должно случится, чтобы ситуация изменилась?
– Должно что-то прилететь… в эту историю… Я же не говорю: бл*дь, надо теракт. Нужен свежий сценарий.
Власти нужно научиться говорить правду
 Может быть, какая-нибудь метафизика? Говорят, если восстановить разрушенную Десятинную церковь, Украина опять расцветет…
– Давай, прежде чем восстанавливать Десятинную церковь, уберем ряд моментов, которые на голову не налазят. С*ка, мы живем в городе, где Авиазавод им. Антонова, находится на улице Туполева, где существует Театр русской драмы им. Леси Украинки. Я не против Театра русской драмы и не против Леси Украинки, я, бл*дь, против того, чтобы это был один и тот же театр. У нас всю жизнь маленький кусочек объездной дороги называется Большой окружной. Только вот круга вокруг Киева нет, чтобы его построить, надо еще два моста поставить над Днепром…
– У меня создалось впечатление, не знаю, может и обманчивое, что Порошенко в последнее время внутренне успокоился. Это к добру или к неприятностям?
– Может быть, получил какие-то гарантии, знает дальнейшее развитие ситуации? А вообще, мне кажется, власти у нас ни х*ра не делают, и боятся, что все об этом узнают. Там все так запутано, такая вермишель…пока сам не съешь, не поймешь. Я выступал несколько раз на «Шустере», говорил обычные, доходчивые вещи, хотя и без матюков. И получал 100% поддержки. Может, нашей власти тоже нужно научиться говорить правду?
 Из тебя получился бы хороший джайн.
– Что это такое?
 Есть в Индии такая религия  джайнизм  последователи которой говорят только правду. Еще они не ходят ночью, потому что боятся раздавить в темноте букашек…
– (смеется). Спасибо. Наверное, это не про меня. Я больше всего боюсь наступить на растяжку…